ВС защитил право кредиторов на обжалование решения суда, вынесенного до их вступления в дело о банкротстве

Суд подтвердил, что появление объективной возможности принять меры к получению статуса конкурсного кредитора лишь после введения первой процедуры банкротства является основанием для восстановления срока на обжалование ранее вынесенных решений по делу.

Эксперты «АГ» разошлись в оценке определения ВС. По мнению одного из них, выводы Суда носят справедливый и обоснованный характер в связи с защитой прав и интересов добросовестных кредиторов. У другого эксперта комментируемый судебный акт вызывал недоумение: по его мнению, он подрывает четкость сложившихся подходов и это может негативно сказаться на правовой определенности.

30 мая Верховный Суд РФ вынес Определение № 306-ЭС18-25689 по делу об обжаловании конкурсным кредитором решения суда, вынесенного до его вступления в дело о банкротстве, касательно введения процедуры реализации имущества должника, минуя процедуру реструктуризации долгов.

Обстоятельства дела
В сентябре 2017 г. гражданин Израиля Шота Элишакашвили обратился в арбитражный суд Волгоградской области с заявлением о признании банкротом россиянина Мераби Бен-Эл. О своем участии в рассмотрении этого заявления в качестве третьего лица ходатайствовало ПАО «Банк ВТБ» поскольку непогашенная задолженность должника перед ним превысила 3 млрд руб. При этом кредитная организация указывала, что Мераби Бен-Эл, ранее проживавший в г. Москве и зарегистрировавшийся впоследствии на хуторе в Волгоградской области, фактически не собирался проживать по новому месту пребывания. Банк полагал, что действия должника по изменению им регистрационного учета были направлены на искусственное изменение территориальной подсудности дела о банкротстве. Аналогичное ходатайство заявило АО «Фондсервисбанк», которому гражданин-банкрот задолжал свыше 700 млн руб.

Арбитражный суд Волгоградской области одним судебным актом от 14 ноября 2017 г. совершил несколько действий: оставил без удовлетворения ходатайства банков и включил в третью очередь реестра требований кредиторов должника требования Шота Элишакашвили на сумму 6,2 млн руб. Суд также ввел в отношении имущества гражданина-банкрота процедуру реализации и назначил финансового управляющего, не проводя процедуру реструктуризации долгов.

Банки смогли получить статус реестровых кредиторов лишь 7 марта 2018 г. После этого ВТБ оспорил решение арбитражного суда Волгоградской области от 14 ноября 2017 г. в апелляцию, ссылаясь на рассмотрение дела с нарушением правил о подсудности.

В своей жалобе банк указал, что должник снялся с регистрационного учета в г. Москве и встал на регистрационный учет в другом субъекте РФ за несколько дней до подачи заявления о банкротстве, не уведомив об этом основных кредиторов. Кредитор также утверждал о том, что должник фактически не проживает в Волгоградской области. Кроме того, кредитор полагал, что суд, приняв решение о введении процедуры реализации имущества должника (минуя процедуру реструктуризации долгов) на основании ходатайства одного кредитора, обладающего небольшим количеством голосов, фактически лишил других кредиторов права выбора кандидатуры финансового управляющего.

Апелляция, а затем и кассация отказались удовлетворять ходатайство банка о восстановлении пропущенного процессуального срока подачи апелляционной жалобы. Суды исходили из отсутствия в рассматриваемом деле таких обстоятельств, которые привели к объективной невозможности своевременного совершения процессуального действия. Как указали суды, само по себе предъявление ВТБ-банком требования к должнику после принятия обжалуемого решения суда первой инстанции не является основанием для восстановления пропущенного срока.

Ссылаясь на нарушение нижестоящими судами норм права, ВТБ-банк обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ.

Выводы Суда
Изучив обстоятельства дела № А12-34930/2017, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ напомнила, что по общему правилу конкурсный кредитор приобретает соответствующий статус и в полной мере становится лицом, участвующим в деле о банкротстве, с момента принятия судом определения о включении его требования в реестр требований кредиторов должника.

Со ссылкой на разъяснения Постановления Пленума ВАС РФ о некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дела о банкротстве от 22 июня 2012 г. № 35, Верховный Суд отметил, что конкурсный кредитор вправе обжаловать судебный акт о введении той или ной процедуры несостоятельности и (или) об утверждении арбитражного управляющего, принятый до момента приобретения им статуса лица, участвующего в деле о банкротстве. Срок на апелляционное обжалование для такого кредитора исчисляется по общим правилам: в случае пропуска он может быть восстановлен; непредъявление кредитором своего требования в первой процедуре банкротства или в ходе иной процедуры само по себе не является достаточным основанием для восстановления пропущенного срока.

Согласно указанным разъяснениям, лицо, своевременно не реализовавшее право на предъявление требования несостоятельному должнику в первой процедуре банкротства, что стало причиной запоздалого получения им статуса конкурсного кредитора, не может ссылаться на собственное бездействие (позднее предъявление требования) как на основание для восстановления пропущенного процессуального срока обжалования судебных актов, вынесенных по делу о несостоятельности без его участия. Иной подход, как пояснил Верховный Суд, приводил бы к тому, что срок на обжалование зависел бы от воли подателя жалобы (от того, когда он сочтет необходимым заявить свое требование в деле о банкротстве), что не отвечает принципу правовой определенности и затрудняет дальнейшее движение дела о банкротстве ввиду чрезмерно продолжительного периода обжалования судебных актов.

«Объективная возможность принять меры к получению статуса конкурсного кредитора (лица, участвующего в деле о банкротстве) путем предъявления требования должнику появилась у банка ВТБ лишь после введения первой процедуры банкротства. При этом банк не бездействовал, он добросовестно реализовывал процессуальные права, предъявив требование в первой процедуре банкротства в срок, отведенный п. 2 ст. 213.8 Закона о банкротстве. До проверки судом обоснованности данного требования и включения его в реестр требований кредиторов должника (до 7 марта 2018 г.) ВТБ-банк как лицо, обладающее лишь ограниченными процессуальными правами, не мог обжаловать решение о введении процедуры реализации имущества и об утверждении финансового управляющего. Апелляционная жалоба подана им 6 апреля 2018 г., т.е. в течение месячного срока, отведенного на обжалование судебного решения», – указано в определении Суда.

В этой связи Верховный Суд отметил, что неверный подход апелляции и кассации привел к принципиальной невозможности обжалования решения суда первой инстанции в части, касающейся выбора процедуры банкротства и утверждения финансового управляющего, кем-либо из конкурсных кредиторов (кроме заявителя по делу о банкротстве), что нарушило их право на судебную защиту.

Таким образом, Верховный Суд отменил судебные акты нижестоящих инстанций и отправил дело на новое рассмотрение в апелляцию.

Эксперты «АГ» разошлись в оценке выводов Суда
Партнер юридической компании Tenzor Consulting Group Антон Макейчук назвал выводы Суда обоснованными и справедливыми: «ВС РФ в целом подтвердил устоявшуюся правовую позицию о том, что кредитор с момента принятия его заявления, хоть и вправе участвовать в деле о банкротстве, но обладает строго ограниченными процессуальными правами (в частности, он вправе лишь представлять возражения относительно других требований и обладает всеми правами, необходимыми для реализации права на заявление возражений, в том числе правом на обжалование определений суда, принятых по результатам рассмотрения требований кредиторов)».

По мнению эксперта, Верховный Суд верно подчеркивает необходимость защиты прав и интересов добросовестных лиц: «До момента включения требований в реестр кредитор в принципе не обладал правом на обжалование решения суда о признании гражданина банкротом и не имел возможности подать жалобу в установленный месячный срок. Таким образом, поскольку право на обжалование появилось только с момента включения требования кредитора в реестр, сроки для обжалования решения начали течь именно с указанного момента».

Адвокат отметил, что кредиторы довольно часто сталкиваются с ситуацией, когда должник, готовясь к возбуждению дела о банкротстве, изменяет адрес регистрации/местонахождения с целью изменения подсудности на более выгодную для него по тем или иным причинам. «По этому вопросу у Верховного Суда РФ уже сформировалась устоявшаяся правовая позиция (например, определения Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 25 февраля 2019 г. № 305-ЭС18-16327; от 21 марта 2019 г. № 308-ЭС18-25635)».

Со ссылкой на правовую позицию ВС эксперт пояснил, что если заинтересованное лицо привело убедительные доводы, зарождающие у суда обоснованные сомнения относительно соответствия данных регистрационного учета должника реальному положению дел, то на последнего переходит бремя подтверждения того, что изменение учетных данных обусловлено объективными причинами и связано с переездом на жительство в другой регион. «В случае если должник не сумеет обосновать суду веские причины изменения адреса, дело будет подлежать передаче по подсудности, исходя из предыдущего адреса регистрации/местонахождения, где должник действительно фактически находится», – пояснил Антон Макейчук.

По мнению адвоката КА «ЮрПрофи» Ильи Лясковского, определение ВС вызывает недоумение: «Оно не позволяет уяснить правовую позицию Суда (вплоть до сомнений в ее существовании) по исследуемому вопросу, и это чувство лишь обостряется после ознакомления с предыдущими судебными актами по данному делу».

Эксперт отметил, что и суды нижестоящих инстанций ранее недвусмысленно указывали, что обжаловать решение о признании банкротом вправе и тот, кто еще не стал кредитором «в полной мере», а просто заявил принятые к рассмотрению требования – эта позиция прямо опирается на п. 30 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 июля 2009 г. № 60. «Верховный Суд не счел целесообразным комментировать, стоит ли далее применять не отмененное и до сих пор формирующее практику постановление ВАС РФ. Не стала Судебная коллегия и различать объемы процессуальных прав кредиторов с “полным статусом” от тех, кто не успел его получить. Это обескураживает, поскольку апелляционные и кассационные суды, со всей вероятностью, готовы были рассмотреть поданную в срок апелляционную жалобу ВТБ, ни в коем случае не пеняя ему “неполнотой” статуса кредитора», – считает адвокат.

По словам Ильи Лясковского, это непонимание не заканчивается. «Если посмотреть решение арбитражного суда первой инстанции видно, что ходатайства банков были разрешены им по существу. Любопытно, что Фондсервисбанк, в отличие от банка ВТБ, сумел обжаловать это же решение в установленный срок (правда, забыл отправить копии другим участвующим лицам и не успел это исправить в течение месяца оставления жалобы без движения, поэтому суд возвратил его жалобу). Думается, для правильной оценки существа решения нужно спрогнозировать ответ на вопрос: был бы риск прекращения производства по жалобе ВТБ, если бы он, вместо неспешного ожидания включения в реестр, подал жалобу сразу (возможно, одновременно с заявлением требований о включении в реестр)? Верховный Суд не ответил на указанный вопрос, чем подорвал четкость сложившихся подходов. Последствия для правовой определенности от таких казусов не радужны», – заключил эксперт.

Зинаида Павлова

Источник заимствования: Advgazeta.ru

НАВЕРХ