ВС разъяснил нюансы выбора арбитражного управляющего после расторжения мирового соглашения

С учетом обстоятельств конкретного спора было предложено воспользоваться общим правилом, установленным законом (определение №303-ЭС19-9613 (2) от 25 марта 2021 года).

Суть спора
В октябре 2018 года в отношении должника открыли конкурсное производство и утвердили управляющего из ассоциации «Межрегиональная саморегулируемая организация арбитражных управляющих «Содействие».

В январе 2019 года было заключено мировое соглашение, производство по делу прекратили.

Государственная корпорация развития «ВЭБ.РФ» (далее – корпорация) 25 декабря 2019 года опубликовала уведомление о намерении обратиться с заявлением о банкротстве должника. Заявление от корпорации поступило в суд 10 января 2020 года, и через 10 дней его приняли к производству.

Мажоритарные кредиторы (99% голосов) из первого дела о банкротстве – общества «Логистик Лес» и «Азия Лес» – 10 января 2020 года направили заявление о расторжении мирового соглашения (принято к производству 16 января 2020 года). К заявлению был приложен протокол общего собрания кредиторов от 23 декабря 2019 года, согласно которому в собрании участвовали только два этих общества, и они решили выбрать нового управляющего, члена ассоциации «Дальневосточная межрегиональная саморегулируемая организация профессиональных арбитражных управляющих».

В феврале 2020 года заявления обществ «Логистик Лес» и «Азия Лес» удовлетворили. В марте 2020 года первое и второе дела о банкротстве должника были объединены в одно производство. В июле в реестр к должнику были включены требования корпорации в размере 11,5 млрд. рублей.

Определение суда от февраля 2020 года было обжаловано в апелляцию и кассацию, но безуспешно. Суды, утверждая нового управляющего, руководствовались тем, что выбор антикризисного менеджера или саморегулируемой организации (СРО) – исключительная компетенция кредиторов.

Позиция Верховного суда
Однако Верховный суд высказал иное мнение.

В силу п. 1 ст. 166 закона о банкротстве кандидатуры арбитражных управляющих представляются той СРО, которая предлагала кандидатуры и в рамках процедуры, где было заключено мировое соглашение. В конкретном споре такой СРО выступила ассоциация «Межрегиональная саморегулируемая организация арбитражных управляющих «Содействие».

Закон о банкротстве действительно не содержит запрета на изменение кредиторским сообществом позиции по выбору антикризисного менеджера. Однако в данном споре протокол собрания кредиторов, датированный 23 декабря 2019 года, не мог считаться документом, в котором выражена воля всего сообщества. Совокупный размер требований обществ «Логистик Лес» и «Азия Лес» – 1,5 млрд. рублей, что гораздо меньше требований корпорации размером 11,5 млрд. рублей.

Общества «Логистик Лес» и «Азия Лес» обратились в суд 10 февраля 2020 года, после размещения корпорацией уведомления о намерении начать второе дело о банкротстве должника.

Верховный суд посчитал, что фактически обращение обществ «Логистик Лес» и «Азия Лес» – это попытка миноритарных кредиторов навязать свою волю лицам, обладающим большим количеством голосов. Соответственно, судам не следовало отходить от общего правила, закрепленного в абз. 2 п. 1 ст. 166 закона о банкротстве.

Судебные акты в части утверждения конкурсного управляющего были отменены, спор – направлен на новое рассмотрение.

Источник заимствования: legaltop.ru

НАВЕРХ