ВС отменил решения судов, обязавших бывшего руководителя компании-банкрота передать АУ ее документацию

Верховный суд (ВС) РФ отменил решения судов, обязавших бывшего руководителя компании-банкрота передать арбитражному управляющему ее документацию, не конкретизировав список и проигнорировав доводы об изъятии документов следователями, передает корреспондент “Интерфакса” из суда.

Этот спор возник между экс-гендиректором ООО “Новая нефтехимия” Айратом Тумакаевым и арбитражным управляющим Эдуардом Киреевым. Эта компания была вторым по величине акционером обанкротившегося Татфондбанка (17,36%). Контролирующим бенефициаром “Новой нефтехимии”, в свою очередь, являлся председатель правления банка Роберт Мусин. Он сейчас под домашним арестом знакомится с обвинением в особо крупном мошенничестве, злоупотреблении полномочиями и легализации криминальных средств.

По версии следствия, Татфондбанку был нанесен ущерб на сумму более 50 млрд рублей, при этом один из эпизодов дела связан с “Новой нефтехимией”. Этой компании и ООО “Сувар девелопмент” Татфондбанк уступил права требования по кредиту, предоставленному ОАО “Нижнекамскнефтехим”. Ранее под этот актив Татфондбанк получил 3,1 млрд рублей в кредит от Банка России, поэтому следствие сочло переуступку мошенничеством.

В марте 2018 года “Новая нефтехимия” была признана банкротом по заявлению конкурсного управляющего Татфондбанка – Агентства по страхованию вкладов (АСВ).

Конфликт между Тумакаевым и Киреевым разгорелся после того, как последний потребовал от экс-директора вернуть ему документацию “Новой нефтехимии”, а также печати, штампы, материальные и иные ценности, без уточнения их перечня. Тумакаев еще до решения суда отдал часть запрошенного, а по поводу остального заявил, что документы были изъяты органами следствия у ООО “Учет.ру”, которое оказывало “Новой нефтехимии” бухгалтерские услуги, следует из материалов дела.

Тем не менее суды обязали его выдать все затребованное, сославшись на закон о несостоятельности, который обязывает руководителя организации-банкрота передать документы и имущество должника конкурсному управляющему. А кассация уточнила, что вопрос о наличии либо отсутствии у бывшего гендиректора “Новой нефтехимии” конкретных документов и ценностей подлежит разрешению на стадии исполнительного производства.

ВОПРОС ДОБРОСОВЕСТНОСТИ

Невозможно передать документы, которых нет в наличии, писал Тумакаев в своей жалобе в ВС РФ. Об этом же говорил его представитель Андрей Губайдуллин на заседании в понедельник, акцентируя внимание на важности проблемы, так как от ее решения может зависеть вопрос о привлечении бывшего руководителя “Новой нефтехимии” к субсидиарной ответственности по долгам компании. Согласно материалам дела, они вкупе с финансовыми санкциями достигают 3,93 млрд рублей.

“Санкции весьма суровы к бывшим руководителям”, – отмечал Губайдуллин.

Суды при рассмотрении вопроса об истребовании документов должны были исследовать степень вины бывшего руководителя в том, что он не исполнил обязанность по передаче их арбитражному управляющему, а также “степень его добросовестности”. При этом Тумакаев, по словам Губайдуллина, действовал как раз добросовестно и сотрудничал с управляющим. Представитель бывшего директора напомнил, что его доверитель передал конкурсному управляющему все имевшиеся у него документы, копию протокола обыска и данные о следственных органах, расследующих уголовное дело.

Кроме того, Тумакаев сам обращался в следственные органы с заявлением об утрате документов с целью передачи конкурсному управляющему, однако ему в этом было отказано, обратил внимание суда Губайдуллин. Основанием для отказа послужило то, что в тот момент руководство компанией уже осуществлял конкурсный управляющий, уточнил он позже.

Однако представитель арбитражного управляющего Артур Зайнутдинов усомнился в добросовестности Тумакаева. “Более одного года и трех месяцев прошло с момента изъятия документов до момента вынесения судебного решения первой инстанции относительно истребования данных документов. За все это время Тумакаев ни разу не обратился в следственный комитет с ходатайством об ознакомлении или предоставлении копий указанных документов, ни разу не обратился к контрагентам с целью восстановления документации”, – сказал он.

Управляющий в итоге сам ознакомился с изъятыми следствием документами, сообщил Зайнутдинов, но, по его словам, есть ряд документов, которые отсутствуют у следствия и не передавались бывшим руководителем управляющему. Кроме того, добавил Зайнутдинов, бывший руководитель до сих пор не передал некоторые материальные ценности, числившиеся в “Новой нефтехимии”, например дорогостоящую технику стоимостью около 7 млн рублей.

ПЕРЕДАТЬ НЕИЗВЕСТНОЕ

Судьи судебной коллегии по экономическим спорам (СКЭС) ВС РФ обратили внимание, что в решении суда не конкретизирован ни список документов, ни перечень материальных ценностей, которые конкурсный управляющий пытался получить с Тумакаева.

Представителей сторон спросили, уточнялся ли список в ходе разбирательства. Губайдуллин ответил, что этого не было и что “по конкретным документам претензии не заявляли”. Зайнутдинов это заявление не опровергал, отметив только, что составить “конкретный перечень на этапе истребования практически невозможно”.

Можно ли исполнить такой судебный акт, поинтересовался один из судей.

“В моей судебной практике такие судебные акты считаются нормой. С такой формулировкой выносят и вопросов не возникает”, – ответил представитель арбитражного управляющего.

После непродолжительного совещания СКЭС ВС РФ отменила решения нижестоящих судов и отправила спор на новое рассмотрение.

Банк России отозвал лицензию у Татфондбанка 3 марта 2017 года. На 1 февраля того года, по данным ЦБ РФ, по величине активов эта кредитная организация занимала 42-е место в банковской системе РФ. Банкротом банк был признан в апреле 2017 года. “Дыра” в капитале Татфондбанка оценивалась в 118 млрд рублей.

Крупнейшим акционером Татфондбанка был Татарстан. Прямо и косвенно республика контролировала 44,16% акций.

Использованы материалы Новостной ленты “Интерфакс”

Источник заимствования: Федресурс

НАВЕРХ