ВС: Нельзя платить из конкурсной массы представителям конкурсного управляющего в спорах с кредиторами

Как указал Суд, когда арбитражный управляющий противостоит кредиторам и действует исключительно в своих интересах, он должен самостоятельно нести расходы на ведение процесса, иное предполагает, что предназначающиеся кредиторам деньги расходуются против них самих.

По мнению одного из экспертов, расходование конкурсной массы в интересах управляющего препятствует достижению цели конкурсного производства – наиболее полному удовлетворению требований кредиторов, поскольку уменьшает ту часть имущества, на которую они вправе рассчитывать. Второй отметил, что защита конкурсного управляющего от жалоб кредиторов не связана с обеспечением исполнения им своих обязанностей, а значит, оплата услуг его судебных представителей за счет должника невозможна.

14 октября Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ признала необоснованной оплату за счет средств конкурсной массы услуг юристов, нанятых для представления интересов конкурсного управляющего при обжаловании его действий кредиторами. Это, как отмечено в Определении № 305-ЭС16-20779 (47) по делу № А40-154909/2015, не соответствует стандартам добросовестного и разумного осуществления управляющим своих полномочий.

АСВ обратилось за юридической помощью
В октябре 2015 г. Акционерный коммерческий банк «Пробизнесбанк» был признан банкротом. Его конкурсным управляющим в силу закона является Государственная корпорация «Агентство по страхованию вкладов».

В августе 2017 г. комитет кредиторов банка принял решение о необходимости заключения с адвокатом Московской коллегии адвокатов «Кворум» соглашения об оказании юридических и консультационных услуг по сопровождению судебных процессов, возникших в связи с жалобами кредиторов на действия (бездействие) конкурсного управляющего.

Во исполнение принятого на комитете кредиторов решения между банком и адвокатом МКА «Кворум» был заключен соответствующий договор.

Один из кредиторов потребовал вернуть деньги в конкурсную массу

В дальнейшем один из кредиторов банка обратился в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании необоснованными привлечения агентством сотрудников МКА «Кворум» для защиты конкурсного управляющего от жалоб кредиторов. Заявитель просил признать необоснованной оплату за счет конкурсной массы указанных услуг, взыскать с АСВ сумму выплат и обязать управляющего устранить допущенные нарушения путем расторжения соглашения, заключенного в августе 2017 г.

Агентство объяснило заключение соглашения тем, что на дату принятия комитетом кредиторов соответствующего решения в суде находилось 26 жалоб кредиторов, поданных в отношении конкурсного управляющего.

АС г. Москвы признал привлечение ГК АСВ сторонних юристов для выполнения возложенных на конкурсного управляющего функций обоснованным (определение от 18 мая 2018 г.).

Первая инстанция указала, что согласно подп. 6 п. 4 ст. 189.78 Закона о банкротстве управляющий вправе привлекать для решения задач, возникающих в связи с осуществлением конкурсного производства, бухгалтеров, аудиторов, оценщиков и иных специалистов с оплатой их услуг за счет имущества кредитной организации.

Право арбитражного управляющего на привлечение лиц для обеспечения своей деятельности ограничено его обязанностью, закрепленной в п. 4 ст. 20.7 Закона о банкротстве, отметил суд. Как указано в определении, по смыслу этой нормы АСВ обязано действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества, в том числе привлекать специалистов лишь тогда, когда это является обоснованным, и предусматривать оплату их услуг по обоснованной цене. Аналогичное правило в отношении кредитных организаций закреплено в п. 2 ст. 189.78 Закона о банкротстве.

Представитель АСВ пояснил суду, что соглашение направлено на прекращение подачи именно необоснованных жалоб, которые нацелены не на защиту законных прав и интересов конкурсных кредиторов, а лишь на «дискредитацию конкурсного управляющего».

Отказывая в удовлетворении заявления, суд указал, что привлечение адвоката МКА «Кворум» обусловлено «значительными объемами обособленных споров по обжалованию действий конкурсного управляющего». Первая инстанция подчеркнула, что по состоянию на 12 февраля 2018 г. Агентство сопровождало банкротство более 300 кредитных организаций, что делало невозможным выполнение задач управляющего только силами сотрудников АСВ.

Стоимость услуг МКА «Кворум» рассчитывалась по часам и была определена в соглашении. Адвокат получал почти 17 тыс. руб. в час, юрист – 14 тыс., а помощник юриста – 8,5 тыс. руб. По мнению АС г. Москвы, заявитель не смог доказать чрезмерность установленной оплаты услуг привлеченных лиц.

Суд также обратил внимание на тот факт, что решение комитета кредиторов о необходимости заключения договора на оказание юридических услуг по защите конкурсного управляющего было принято большинством голосов, ранее не оспаривалось и является законным.

Позицию АС г. Москвы поддержали апелляционная и кассационная инстанции.

В материалах дела имелся еще один договор, заключенный должником с той же коллегией адвокатов в сентябре 2015 г.

Его предмет был определен более широко: коллегия адвокатов обязалась оказывать услуги по всему спектру правого сопровождения процедуры банкротства банка. По словам представителя АСВ, в рамках этого соглашения сотрудники МКА «Кворум», в том числе, принимали участие в судебных заседаниях по рассмотрению жалоб, поданных в отношении управляющего.

Суды отклонили ссылку заявителя на указанный документ, поскольку, по их мнению, временные и финансовые затраты на сопровождение таких жалоб со временем существенно возросли, что и обусловило необходимость заключения в 2017 г. самостоятельного договора на осуществление только соответствующих действий. При этом заключение указанного соглашения, по их мнению, также было обусловлено необходимостью обеспечения «качественного сопровождения процедуры банкротства банка».

Три инстанции согласились с тем, что поданные в отношении АСВ жалобы были направлены не на защиту законных прав и интересов конкурсных кредиторов, а на дискредитацию конкурсного управляющего, затягивание судебного процесса и уменьшение конкурсной массы. Привлечение третьих лиц, по мнению судов, способствовало обеспечению сохранности имущества кредитной организации.

ВС признал расходование средств из конкурсной массы необоснованным
Рассматривая кассационную жалобу кредитора, ВС отметил, что поведение лиц, участвующих в деле о банкротстве, должно быть направлено на достижение целей несостоятельности – восстановление платежеспособности в реабилитационной процедуре или наиболее полное удовлетворение требований кредиторов в ликвидационной процедуре.

«Достижение названной цели зависит от того, насколько полно и в каких объемах удастся наполнить конкурсную массу. Поэтому задача вовлеченных в процесс несостоятельности лиц заключается в том, чтобы действовать добросовестно в интересах конкурсной массы, т.е. относиться к ней так, как если бы имущество, ее составляющее, являлось бы личным имуществом каждого из них», – подчеркнула Судебная коллегия по экономическим спорам.

По мнению ВС, в большинстве обособленных споров в деле о банкротстве интересы арбитражного управляющего, должника и кредиторов совпадают. В частности, как указано в определении, именно так происходит при оспаривании сделок и включении требований в реестр. «Характерной же особенностью споров о признании незаконными действий <…> арбитражного управляющего является то, что судебное разбирательство по такой категории дел построено по модели, подразумевающей противопоставление фигуры управляющего иным участникам банкротного процесса», – отметил Суд.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС добавила, что, выдвигая против управляющего обвинения в ненадлежащем осуществлении возложенных на него полномочий, кредиторы или иные лица вынуждают управляющего занимать противоположную позицию в споре. В данном случае он доказывает свою разумность, добросовестность и лояльность должнику и его кредиторам.

Соответственно, сделал вывод ВС, в первой ситуации, когда управляющий выступает на стороне кредиторов и должника, он действует в качестве их представителя. В данном случае справедливо, что расходы, связанные с защитой конкурсной массы, производятся за счет должника (т.е. из конкурсной массы).

Во втором случае, когда управляющий противостоит кредиторам и действует исключительно в своих интересах, расходы на ведение процесса он должен нести за свой счет, подчеркнула коллегия. По мнению Суда, оплата юридических услуг по защите интересов АСВ за счет конкурсной массы не соответствует стандартам добросовестного и разумного осуществления управляющим своих полномочий (п. 4 ст. 20.3 Закона о банкротстве).

Коллегия подчеркнула, что в данном случае АСВ расходовало те денежные средства, которые в конечном итоге предназначаются кредиторам, против этих же кредиторов. «Истцы фактически оплачивали стоимость услуг юристов ответчика, в том числе в случаях, когда жалобы на действия (бездействие) управляющего признавались обоснованными», – указал Суд.

По мнению ВС, факт согласования с комитетом кредиторов таких трат не имеет правового значения. Сославшись на Обзор судебной практики ВС № 4 за 2016 г., коллегия по экономическим спорам отметила, что арбитражный управляющий несет самостоятельную обязанность действовать добросовестно и разумно. Указанная обязанность не зависит от решения коллегиального органа кредиторов.

Кроме того, некоторые кредиторы, очевидно, не были согласны с подобным решением комитета, а потому оно не может быть им противопоставлено, т.е. не препятствует обжалованию действий конкурсного управляющего, подчеркнул Суд.

По мнению Агентства и коллегии адвокатов, защищаясь от жалоб, управляющий фактически действует не в своих интересах, а в интересах конкурсной массы. ВС указал, что жалоба на управляющего является требованием против него, а не против конкурсной массы. «Удовлетворение жалобы подразумевает, что суд обязывает именно управляющего (а не должника) устранить допущенные нарушения. Поэтому несение судебных издержек за счет конкурсной массы даже в условиях неизвестности результатов обособленного спора является неправомерным», – полагает Суд.

Коллегия напомнила, что в случае признания жалобы необоснованной законодательство предусматривает иной механизм компенсации управляющему понесенных расходов – их переложение на проигравшую сторону по правилам ст. 110 АПК. При этом распределение издержек происходит именно за счет кредиторов, требовавших признания действий управляющего незаконными, отметил ВС.

«Если <…> услуги юристов оплачиваются из средств, составляющих конкурсную массу, то фактически расходы несут все кредиторы, в том числе те, кто не настаивал на удовлетворении жалобы на управляющего», – подчеркнула коллегия.

Учитывая вышесказанное, Верховный Суд признал оплату услуг юристов по защите конкурсного управляющего от жалоб кредиторов на его действия (бездействие) за счет конкурсной массы необоснованной.

Поскольку нижестоящие суды не установили размеры выплат в пользу коллегии адвокатов, спор в части вопроса о подлежащих взысканию с конкурсного управляющего сумм оплаченных за счет конкурсной массы услуг был направлен на новое рассмотрение.

При этом Верховный Суд отметил, что отказ в части требований об обязании управляющего расторгнуть спорное соглашение от 2017 г. суды правомерно не удовлетворили. По мнению Коллегии, предмет договора является «неоднозначным», что позволяет оказывать в его рамках иные услуги, направленные на защиту интересов не только управляющего, но и должника, а также его кредиторов. «Признание необоснованным привлечения юристов за счет конкурсной массы в целях оказания спорного вида услуг для действующего разумно арбитражного управляющего является достаточным для того, чтобы прекратить подобное необоснованное расходование средств конкурсной массы самостоятельно, без дополнительного указания со стороны суда», – подытожил ВС.

Эксперты поддержали ВС
«АГ» предприняла попытку получить комментарий от председателя МКА «Кворум» Анастасии Жидченко, которая представляла интересы своей коллегии в Верховном Суде, но связаться с адвокатом не удалось.

Юрист по проектам в области банкротства юридической фирмы VEGAS LEX Станислав Шибулкин сообщил «АГ», что логика Верховного Суда понятна. «Целью проведения ликвидационной процедуры – конкурсного производства – является наиболее полное удовлетворение требований кредиторов. Однако расходование конкурсной массы в интересах лишь конкурсного управляющего препятствует достижению этой цели, уменьшая ту часть имущества должника, на которую вправе рассчитывать кредиторы», – пояснил юрист.

По его мнению, рассматриваемое определение, как принятое в защиту интересов конкурсной массы должника и его кредиторов, позволит исключить в дальнейшем оплату защиты арбитражных управляющих за счет денежных средств, предназначавшихся в конечном итоге для погашения требований кредиторов.

Адвокат АК «Бородин и Партнеры» Олеся Спиричева полагает, что Верховный Суд справедливо признал обоснованной защиту интересов конкурсного управляющего за счет конкурсной массы. Она напомнила, что по смыслу ряда норм Закона о банкротстве, которые распространяются и на деятельность АСВ, специалисты привлекаются конкурсным управляющим для обеспечения исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве. При этом конкурсный управляющий кредитной организации вправе привлекать для решения задач, возникающих в связи с осуществлением конкурсного производства, специалистов с оплатой их услуг за счет имущества кредитной организации.

«Вряд ли можно считать защиту интересов конкурсного управляющего от жалоб кредиторов задачей, возникшей в связи с осуществлением конкурсного производства, а привлечение специалистов для этих целей – обеспечением исполнения обязанностей, возложенных на конкурсного управляющего», – полагает адвокат.

Олеся Спиричева указала, что конкурсный управляющий должен оплачивать услуги юристов, представляющих его интересы при обжаловании его действий кредиторами, за свой счет, а затем, если такие жалобы будут признаны арбитражным судом необоснованными, он вправе взыскать судебные расходы с проигравшей стороны.

Екатерина Коробка

Источник заимствования:Advgazeta.ru

НАВЕРХ